0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Фанатам Far Cry 4 предлагают поиграть за Пэйгана Мина в качестве лидера жителей Кирата

Ваас Монтенегро (Far Cry 3) VS Пэйган Мин (Far Cry 4)

На этот раз в бою участвуют 2 злодея, которым наплевать на человеческую жизнь, они оба способны убить буквально за «просто так». Полные психи.

Тем не менее, их фразы разбивают на цитаты, и многие даже им симпатизируют. Но кому больше?

Некогда заботливый брат, добрый человек под влиянием денег, власти и наркотиков слетел с катушек и превратился в безжалостного убийцу. Но на простых убийствах его дела не заканчиваются, его безумию подвергаются и пленники, которых он мучает ради удовольствия.
Его «базовые» садистские наклонности впервые проявились при убийстве человека, посмевшего стать угрозой его сестре, Цитре. Вышеупомянутые «блага» еще больше усугубили его характер, заставив вообще отвернуться от семьи.

Влияние Хойта Волкера сделало антагониста окончательно нервным, агрессивным и сумасшедшим. Его срывы порой даже не дают ему полностью произнести фразу и донести хоть какую-то мысль, один лишь взгляд «не так» может привести к смерти невинного. Тем не менее, он неплохой оратор, хороший лидер (пираты слушают его беспрекословно) и стратег, ведь он почти полностью захватил острова Рук.

Диктатор, жестокий правитель, который за малейшие непослушания способен лишить человека жизни, либо подвергнуть его долгим мучительным пыткам.

На фоне Вааса выглядит более «стабильным», и неспроста, ведь Пэйган Мин начал свой путь сразу в наркокартеле, в семье средненького босса. Уже в начале пути этот антогонист был амбициозен и эпотажен. Но его показушность привела к плохим отношениям с отцом, после смерти которого Пэйган и назвался Пэйганом, в честь древнего короля, и начал свой путь стремительного захвата власти.

Чтобы не стать жертвой бывших гонконгских «партнеров», Пэйган внедрился к монархистам Кирата, подружился с одним из наследников престола. Но вскоре убил его и занял трон сам, повернув всю власть на путь собственного обогащения. Связь с матерью главного героя Far Cry 4 приводит к тому, что именно его он хочет сделать истинным королем-диктатором Кирата. Но Аджай не такой, да и идеи повстанцев ему оказались ближе.

Таким образом, Пэйган Мин не уступает в лидерстве Ваасу, он также жесток, но менее нервный. Его слабостью являются не срывы, а эмоциональная привязанность и завышенные амбиции.

После стольких лет? — Всегда.

Женщины скажут тебе, что любят, в тот же момент, но мужчины не такие… Мужчины крепки задним умом… Только когда уже поздно.

Когда в недавнем инфакте заикнулись про переиздание третьего Far Cry, в моей голове всплыли давние воспоминания о былых спорах: «Кто же более „крутой“ злодей, хайповый, на момент выхода Far Cry 3 Ваас с его безумными вопросами о безумии, или же стильный и совсем не типичный Пейган Мин?»
На сколько я помню, во всех спорах с друзьями и приятелями, меня просто давили числом(что может случится и в этот раз). Все оголтело заявляли, что мол Ваас более харизматичный, и экранного времени у него больше, и вообще, знаю ли я, что такое безумие? Я никак не мог согласится с товарищами и сейчас попробую, в первый раз на Stop -Game- Ru (дружно делаем паузы как Иван Лоев и всеми силами респектуем оному) рассказать, почему же Пейган Мин более крутой злодей и, более того, почему Пейган Мин в принципе- то и не злодей, а очень даже глубоко несчастный, уставший от жизни, романтик.

Мы играем за плохого парня.
С корабля на бал, дамы и господа! Начнем, пожалуй, с того, что в Far Cry 4, мы с вами играем за плохого парня. Да-да, вы не ослышались, Аджай Гейл, молодой, горячий, умелый мальчик с пустой головой, которую пудрят все кому не лень, на самом деле террорист и хладнокровный маньяк-убийца.

Дело в том, что по сравнению с Far Cry 3, у главного героя, Аджая, абсолютно нет никакой мотивации желать зла Пейгану Мину, Юме Лау, Полу Хармону «Де Плёру» или любому другому «антагонисту» в игре. У Джейсона из третьей части была мотивация, его брата убил психопат Ваас, друзей похитили, плюс какой-то мужик и какая-то раскрашенная неформалка льет в уши сладкие песни о том, что он воин и может добиться огромных успехов в военном деле, если будет набивать татуировки и собирать шкуры зверей.
У Аджая же из всего этого есть только третий «пункт». Он с виду обычный молодой человек, родители которого в прошлом участвовали в войне где-то в пигидии мира, и которого, внезапно, берут в оборот революционеры, из этой самой, далёкой страны, и начинают активно вешать парню лапшу на уши. А в связи с тем, что челодой моловек таки молодой, лапша вешается успешно и Аджай к середине игры еще и добавки просит.

А теперь как это выглядит без моих псевдолитературных потуг: «Молодой парень Аджай Гейл, приезжает в страну третьего мира и попадает в перестрелку, затем его встречает сам правитель этой страны, объясняет что стрельба это чистой воды недоразумение, вызванное военным положением в стране, и приглашает отобедать, правда, вздевает на голову мальчика мешок, ибо до конца не уверен в нём, да и опять же, военное время, другие законы гостеприимства. По приезду в одну из резиденций губернатора, мистера Пола Хармона, правитель страны Кират представляется Аджаю как Пейган Мин. В следствии небольшого монолога оказывается, что Пейган был знаком, и не просто знаком, а был влюблен в мать Аджая, и очень-очень рад видеть своего, хоть и не кровного, но родственника, у себя на родине. Пейган знает, зачем Аджай приехал в Кират, Пейган знает что, а точнее кто такая Лакшмана, и Пейган, без грубостей и жестокости приглашает Аджая проследовать с ним к этой самой Лакшмане на личном вертолете, правда, минут через 15, после того как Пейган уладит некоторые дела с террористами, которые в последнее время распоясались и пытались подорвать государственный строй.»

Читать еще:  Fallout 4 — моды, патчи, DLC

Но вместо того, что бы сделать то, о чем мать Аджая попросила мальчика перед смертью(!), Аджай Гейл берет урну с мамой в охапку и валит из особняка. По пути его встречают люди с оружием, которые на его глазах убивают членов армии Кирата, и просто потому, что один из этих психов говорит: «ХЕЙ ПАЦАН, Я ЗНАЛ ТВОЕГО ОТЦА, ПОШЛИ СКОРЕЙ!». Аджай, вот так легко, берет и идёт с ними, с фактическими террористами, и в последствии вместе с ними сеет хаос и разрушения, убивает солдат доблестной армии, и еще, ни с того, ни с сего, люто желает смерти Пейгану Мину(хотя это тоже спорно и об это еще ниже).

Кто-то может возорать: «Но в Кирате же всё так плохо, диктатура, люди борются, „Золой путь“ (название террористической организации запрещенной в Кирате) не террористы!»
Та-та-та-та-ц-ц-ц-ц, постойте постойте, об этом мы поболтаем чуть-чуть ниже.

Да озарит вас свет Пейгана!
Теперь о «диктаторе». Родился в Гонконге, в семье крутого мафиози, в подростковом возрасте Пейгану снесло крышу от папкиных денег, в следствии чего, папка с ним разругался. Рос в «семье» не один, а со злобной девочкой Юмой Лау, которую отец Пейгана удочерил, после того как её родителей, которые тоже были мафиози, убили. Пейган отличался крутыми лидерскими качествами, Юма отличалась жесткостью и безжалостностью. Так и росли брат и сестра, работали позднее на папу, и всё было по мафиозному хорошо(обижаться на отца-босса мафии это, по- моему, в порядке вещей у мафиози), пока… Пока батя не помер, естественно Пейгану привалило богатство, да только
поэтому решил Пейган стать еще круче, еще выше, еще сильнее! И не придумал ничего умнее как стать главой государства.
Да только места все заняты, да и учится надо всякому… Поэтому решил где полегче поискать, и нашел, страну Кират, захолустье, где-то в Гималаях, да еще и разрываемое гражданской войной.
Сгрёб в охапку Пейган своих наемников, Юму в рюкзак бросил, и рванул в Кират, по пути нашел наследника Киратского престола, убедил роялистов, что всё сделает для того, что бы вернуть в Кират монархию, раздолбал националистов, а в итоге взял и подставил всех кто ему верил, убив наследника престола и перебив почти всех роялистов. После такого неожиданного поворота, Пейган провозгласил себя королём Кирата и начал править, и правил он так, как умел, в правой руке Юма, в левой руке Пол, мой пиар менеджер Логан Пол… хм… В общем, Пейган начал править Киратом как большой мафиозной семьей, оружие, наркотики, левая рука, правая рука, и всё в таком духе.
И начал бы процветать Кират, с его опиумными полями, практически сразу после победы Пейгана, но не тут-то было. Остатки роялистов, чуваков, что хотели оставить монархию в Кирате, и несколько гадких предателей из рядов Пейгановских наемников, собрались в банду под названием «Золотой Путь». И война, которую Пейган по сути завершил, разгорелась вновь.
Пока война горела, в Пейгана влюбилась жена главаря Золотого Пути, который, кстати, папа Аджая Гейла. У Ишварии(мамы Аджая) и Пейгана родилась дочь, вы не подумайте, Ишвария не какая-то там ночная бабочка, просто когда у женщины рождается ребёнок, а её муж одержим идеей светлого королевства, как в старых сказках и бегает по горам с автоматом, вместо того что бы сына растить, да жену научить стрелять, в голову закрадываются разные мысли, в том числе о всяких модных красавчиках, что стоят у власти. Но не в этом суть.
Суть, как говорится в старом анекдоте, в песок. Мохан(папа Аджая, лидер Золотого Пути, муж Ишварии) узнал об измене, и в порыве злости убил новорожденную дочь Пейгана и Ишварии, попытался убить Ишварию, но сам был убит ею.
Ишвария, схватив сына, укатила в Америку, а Пейган, порядочно охренев от произошедшего, впал в депрессию, не такую как бывают у большинства семиклассников, в серьезную депрессию. Уехал Король далеко на север, соорудил для своей убиенной дочки меленький храм, поставил туда урну с её прахом, завалил цветами, и закрылся в своём замке. А всякие его левые и правые руки, воспользовавшись ситуацией, начали звереть и погружать страну в еще больший хаос, но зато Золотой Путь почти добили, да, в этом молодцы…

Take me back to Lakshmana.
«Верни меня к Лакшмане» — последние слова матери Аджая Гейла. Лакшмана… один из террористов говорит что это какой-то храм на севере, и что бы до него добраться обязательно надо победить злобного Пейгана.
На самом деле Лакшмана — это имя дочери Пейгана, мама хотела упокоиться вместе с дочкой и рядом с тем, кто по настоящему любил и её, и дочь, и сына, даже если понял это, когда было поздно, как он сам говорит.

Читать еще:  Вместо The Elder Scrolls 6 показали ремастер Oblivion с графикой нового уровня

Пейган безутешно жил как отшельник, в своей крепости одиночества, пока не узнал что Аджай Гейл, прилетает в Кират, что бы развеять прах матери, вот только узнал он об этом позже чем террористы из «Золотого Пути».
Из-за того что «всё пошло не по плану» как сказал один из солдат, обстрелявших Аджая, случилось не самое радужное знакомство Пейгана Мина и Аджая Гейла. Но Пейган хотел Аджаю только добра, это правда.

При всей приписанной Пейгану злобности, он был лучшим вариантом правителя Кирата. После победы над националистами, он, скорее, для красного словца, нежели реально имея ввиду государственный строй, назначил себя Королём. А Золотой путь и вообще всех своих врагов он убивал не потому что был кровожадной сволочью как тот же Де Плёр, а потому что знал, что фанатики из Золотого Пути в покое Кират не оставят, а националисты просто такие же бандиты как и он, только не такие талантливые и к власти не пустят, а будут грызть друг друга, когда роялистов не станет.

Пейган Мин мог бы сделать для Кирата еще больше чем он сделал, пусть через кровь, но он пришел к власти и решил что-то изменить в этой стране, но Золотой Путь, а точнее Мохан Гейл опьяненный жаждой мести за «предательство»(поверить первому встречному бандиту с толпой наемников, а потом удивляться что тебя предали, так революционно) вместо того, чтобы попробовать изменения на вкус, просто решили продолжить войну. Воевавший всю свою жизнь, Пейган, вызов принял, собрал сторонников разного рода ублюдочности, и дал бой, да еще и жену у Мохана увел. Но Мохан был не из тех людей которые умеют проигрывать, и вместе того что бы пожелать счастья своей жене, Кирату, своему сыну, и уйти в закат, закопал судьбы всех вокруг под толстый слой трупного пепла.
По мне так выходит, что Пейган Мин отправился за властью в другую страну, получил эту самую власть, начал менять захолустную страну в лучшую сторону, но не успел толком ничего сделать, как вдруг Золотой Путь всё похерил, основательно и бесповоротно.

Дочь Пейгана Мина мертва, возлюбленная — мертва, Кират догорает в пламени войны, и всё из-за Золотого Пути. Ну и тот самый ор насчет диктатуры. По сути Пейган толком и не причастен ко всему тому ужасу с пытками пленных, похищением людей и прочими штуками в стиле Королевской Армии, за этим всем стоят его губернатор Пол Хармон, сестренка Юма Лау, и Нур Наджар — хозяйка арены. А они, в свою очередь лишь делают свою работу, воюют, а воевать их заставляют действия Золотого Пути, нынешние лидеры которого уже давно потеряли инструкции с идеологией Золотого Пути, и просто хотят власти и денег, так же как когда-то хотел Пейган Мин.

В заключении никому не нужны трупы.
Действительно, в заключении хочу сказать, что во время игры, Аджаю толком не говорят, за что стоит убить Пейгана, за его прошлую жизнь в Гонконге? За то что его подручные психопаты? За то что он предал Мохана Гейла? За что, мать вашу!? Так и Пейган ни разу толком не угражал Аджаю, даже после того, как тот перебил кучу его солдат, и даже в самом конце Пейган спокойно сидит на месте и даёт Аджаю выбор, стрелять или нет.
Пейган Мин любил мать Аджая, любил убитую дочку, любил самого Аджая практически как сына, и после того как Ишвария сбежала с сыном в США, он продолжал их любить и ждал их. И в концу игры он отдает Аджаю весь Кират, который он только что, по сути, разрушил.

Этот мужичок со странной прической в пафосном костюме не злодей. Он и не герой, он просто несчастный и одинокий человек. Во всей этой истории ему я сопереживал больше чем кому-либо другому в этой части игры.

И Пейган Мин, по моему мнению, один из самых крутых, неоднозначных, сложных и недооцененных героев серии игр Far Cry.

Это были мои личные мысли после нескольких прохождений Far Cry 4, на Sg пишу в первый раз, очень люблю читать здесь блог, да и в комментах люди адекватные вроде. Буду рад конструктивной критике, ну или просто подискуссировать на тему что я тут вам предложил. Всем мир.

Far Cry 4: кто такой мистер Пэйган Мин?

Осторожно, спойлеры!

Far Cry 4 — это не только катание на боевых слонах, безумные наркотические трипы, гражданская война и зачистка блокпостов в стиле незабвенного Джона Рэмбо. За ярким, но предсказуемым боевиком успешно скрывается настоящая драма, история о цивилизации и варварах, которую легко пропустить, штурмуя дворец тирана под зажигательные болливудско-серферские мелодии. Для тех, кому решение судьбы главного злодея далось легко, мы приготовили небольшую справку по поводу исторических, литературных и кинематографических прототипов Пэйгана Мина. Возможно, это поможет вам взглянуть на события Far Cry 4 под иным углом. Имейте в виду: дальше будут спойлеры. Мы вас предупредили!

Начнем с краткой биографии вымышленного тирана. Пэйган Мин родился в семье мафиозного босса, промышлявшего в районе «Золотого Треугольника» (область в Юго-Восточной Азии, где вплоть до начала нашего века производилось наибольшее количество опиума в мире). После смерти отца Пэйган, с детства отличавшийся амбициозностью, наследует его криминальный бизнес. Эта сфера не может удовлетворить его жажду власти — ему нужно нечто покрупнее. Тогда он обращает свое внимание на Кират, небольшое государство, раздираемое внутренними конфликтами. Возглавив одну из враждующих фракций (а именно — роялистов, т.е. сторонников короля), Пэйган Мин устанавливает контроль над Киратом, убивает законного наследника и провозглашает себя королем. Быстро прибрав к рукам наркотрафик в регионе, Мин получает стабильный источник финансов для своей криминальной империи и принимается за истребление оппозиции. Его бывшие соратники продолжают вялотекущую партизанскую войну. Здесь начинается Far Cry 4.

Читать еще:  В Fallout 4 можно заполучить в компаньоны Когтя Смерти

Кадры из Far Cry 4 и фотографии Непала

Что представляет из себя Кират под владычеством Пэйгана Мина? Это типичное failed state, т.е. «несостоявшееся государство», в котором правительство не способно контролировать значительные части территории. При этом в стране нет сколь-нибудь развитых отраслей экономики, а основной продукт киратского экспорта — наркотики. Сам же правитель страны, окруживший себя вооруженными до зубов наемниками, больше всего напоминает даже не монарха, а племенного вождя, власть которого поддерживается исключительно силой и назойливой пропагандой. Типичный, в общем, правитель «банановой республики», и все же в образе Пэйгана Мина явно угадываются две вполне реальные исторические фигуры. От одной из них нашему диктатору досталось имя, а от второй — любовь к экстравагантным костюмам и подчеркнутая жестокость.

Настоящий Пэйган Мин (1811-1880) был королем Бирмы в середине XIX века (1846-1853). С тезкой из игры его связывает не только имя, но и биографический факт: бирманский Пэйган Мин убил своих братьев, дабы наследовать престол. Конец его правления вышел бесславным: король ввязался в войну с англичанами и благополучно ее проиграл, отдав немалые куски своего королевства под иностранную опеку, после чего отрекся от престола.

Второй прототип не менее колоритен: это африканский диктатор Жан-Бедель Бокасса (1921-1996), который вошел в историю как один из самых жестоких, сумасбродных и экстравагантных тиранов ХХ столетия. Бокасса пришел к власти в результате военного переворота в Центрально-африканской Республике, став ее пожизненным президентом. Как и Пэйган, Бокасса был человеком амбициозным и на мелочи не разменивался: через пару лет он объявил себя императором, а республику, соответственно, переименовал в Центральноафриканскую Империю. В запросах и безвкусице Бокасса значительно превосходит диктатора Кирата: на церемонию коронации он потратил примерно треть всего бюджета страны, а свой мундир он обожал обвешивать многочисленными орденами. С правителем Кирата африканского императора роднит и немотивированная жестокость: время от времени император лично отправлялся подавлять голодные бунты и, поговаривают, даже колотил восставших своей императорской тростью.

Жан-Бедель Бокасса

Как и монархия Пэйгана Мина, империя Бокассы не получила международного признания, зато стала известна в качестве очага нестабильности и хронической гражданской войны. Закончилось правление Бокассы бесславно: в результате переворота он был осужден, попал в тюрьму, а потом амнистирован, несмотря на множество доказанных убийств (и неподтвержденные обвинения в каннибализме). Пэйган Мин, в зависимости от решений игрока, заканчивал свой жизненный путь куда более драматично.

Жан-Бедель Бокасса

Впрочем, у Пэйгана есть не только исторические, но кинематографические и даже литературные прототипы. За рассказом о борьбе маленькой страны за свободу стоит еще один сюжет: о единственном носителе цивилизации среди дикарей. Это тема всякий раз всплывает с появлением Пэйгана Мина: обратите внимание, насколько его поведение и внешность контрастируют с окружением. Это не просто тщеславие, присущее современному диктатору. Схожим образом вел себя полковник Куртц в фильме «Апокалипсис сегодня» (режиссер Френсис Форд Коппола). Фильм этот, в свою очередь, снят по мотивам приключенческой повести «Сердце тьмы» Джозефа Конрада, в которой главный герой отправляется в опасное путешествие по Африке (привет, кстати, Far Cry 2!), чтобы найти затерявшегося в джунглях европейского чиновника Куртца, ставшего племенным вождем.

Своих аборигенов Пэйган Мин нашел не в Африке, а в Гималаях. Отсюда и его щеголеватый гражданский стиль в одежде вместо военных мундиров и ярких орденов на груди. Отсюда его полное презрение к своим сторонникам (вспомните, насколько буднично Мин расправляется с охранником в прологе игры) — все это черты диктатора, мыслящего себя выше даже самых преданных сторонников, стремящегося стать кем-то вроде божества для своих подданных. Потому он и провозглашает себя королем, а не каким-нибудь «пожизненным президентом» — на Востоке принято обожествлять своих правителей. Отсюда же и его двойственное отношение к Аджаю Гейлу: он видит в нем «своего», человека, пришедшего из цивилизованного мира. Человека, с которым можно говорить на равных. Потому в разговорах и монологах по радио Пэйган позиционирует себя не как тирана, занятого наркобизнесом, а как человека, вынужденного применять силу, поскольку окружающие его дикари не понимают иного языка. Потому наш злодей ни разу не воспользовался возможностью прикончить Аджая, хотя шансов было хоть отбавляй. Совсем как полковник Куртц, который так же не ограничивает главного героя в перемещениях и не пытается его убить или запугать. Наоборот, невозмутимо ведет с ним философские беседы. И дело здесь, пожалуй, еще и в том, что в Аджае он видит себя самого много лет назад — воина, который не остановится ни перед чем на пути к своей цели. Прошедшего через ад и впустившего его в себя. Трагическая, в общем-то, фигура.

А как поступили с самозваным королем Кирата вы? Ждем ваших рассказов в комментариях — и да озарит вас свет Пэйгана Мина!

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector